Свято-Никольская церковь села Новоникольское, Кременского района, Луганской области. Северодонецкая епархия.

«Община должна родиться, а не создаться»

Архимандрит Феогност



"Литургия – это центр церковной жизни. Казалось бы, все просто: приходи, стой, молись. Но конец прошлого века и начало нынешнего в церковной жизни ознаменовались подъемом интереса к древним формам литургической жизни Церкви. Этот интерес – не отвлеченная игра ума, не хобби кабинетных профессоров. К Православной Литургии проявили свое повышенное внимание не только разные слои церковного общества (интеллигенты с несколькими высшими образованиями и простые прихожане, неофиты и приходские «старожилы»), но даже светские ученые и богословы инославных конфессий. Но в самом церковном народе происходят споры и даже разделения по вопросам литургической жизни". Со своими вопросами мы обратились к Его Высокопреподобию, игумену Феогносту (Пушкову), кандидату богословия, преподававшему 4 года в Ивановской Духовной Семинарии, а в настоящее время являющегося штатным миссионером Джанкойской епархии и совмещающим свое служение со служением настоятеля в храмах Северодонецкой епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. - Ваше Высокопреподобие! Мне, как человеку, отслеживающему общественное мнение по разным вопросам, часто приходится слышать, что современная церковная среда в глазах обывателя представляет собою нечто ужасающее. Мне часто задают вопрос: вот мы видим хоругвеносцев, доходящих порою в своих заявлениях до абсурда и порицающих «модернистов». Вот мы видим ревнителей перевода богослужения на русский язык и называющих своих оппонентов «мракобесами и дикарями». Вот мы видим сторонников совместных богослужений с католиками и даже протестантами. Вот мы видим ревнителей традиции, которые боятся изменить в приходском укладе даже малейшую мелочь (вплоть до переноса иконы с места на место). И каждая из этих и многих других групп называет себя православными. При этом, между собою эти граждане не могут договориться. Так кто же из них реально олицетворяет собою православие? Как ищущему человеку не запутаться в поисках подлинного Православия и отличить его от бутафорий? Все, что Вы описали, к сожалению, имеет место быть. Православная Церковь, будучи живым организмом, проходит разные фазы своего исторического существования. И в разные эпохи перед ней стоят разные актуальные темы. Быть может, несколькими поколениями раньше, эти темы просто не нашли бы своего отклика в душах верующих. Но возрождение духовной жизни всегда связано с выдвигающимися на передней план новыми, актуальными сегодня, вопросами, которые нужно решать нам, опираясь на опыт Церкви, на ее Священное Предание, но не закрывая глаза на то, что в современном мире эти вопросы могут звучать как никогда прежде остро, будучи поставлены в таком ракурсе, в каком их еще не рассматривали прежде. И нам нужно иметь смелость брать на себя ответственность за решение этих вопросов. - И все же, церковный народ разделился? Единого решения нет? Так бывает всегда при обсуждении животрепещущего вопроса. Это внутреннее временное разделение не должно пугать тех, кто смотрит на Церковь со стороны. Ведь не болеют и не спорят только мертвые. - Как на Ваш взгляд: почему такие явления оказываются не только возможными, но и необходимыми в церковной жизни? Ведь, казалось бы, усвоив православную веру, мы все должны быть едины? Вы правильно сделали акцент на слове «усвоив». А усвоение – это очень долгий процесс, в котором участвует весь человек со всем комплексом своей сложной психо-физической натуры. Нельзя требовать от организма полного и совершенного усвоения пищи. Бывают и расстройства в органах жизнедеятельности. Так и в душе человека. Она является миром, намного более сложным, чем наше тело. И малейшие расстройства, сбои в этом тонком мире, приводят порою к замедлению духовного развития человека. Он может каждый день что-то видеть, слышать, но так и остаться «слепым» и «глухим» к каким-то весьма важным, даже основополагающим реалиям духовной жизни. Каждый человек – личность. А потому, даже заявляя о своей вере и верности Православию, он может многое воспринимать слишком субъективно, а что-то может и вообще не усваивать. - Какие вопросы, ставшие сегодня камнем преткновения между «традиционалистами» и «реформаторами», Вы считаете по-настоящему актуальными? Практически все основные темы – актуальны. Сначала я обозначу их в хронологическом, так сказать, порядке: как их удобнее решать. Но уделю внимание не всему тому, что обозначу. Прежде всего, надо расставить все точки над «i» в определении предмета спора: тематика модернизма и обновленчества в контексте развития православной литургической традиции. Этому у меня посвящен доклад, прочитанный на XIII Сретенских Чтениях СФИ «"Модернизм": философское и богословское содержание термина», поэтому тут я не стану заострять внимание. Затем – это тема евхаристического благочестия, как мне кажется, позитивно раскрытая на пастырском совещании в декабре 2006 г., касавшемся правила подготовки к Причастию. Большинство клириков отметили желательность ежевоскресного причастия Св. Тайн. После этого необходимо обратить внимание на некоторые исторически сложившиеся формы литургической жизни, не всегда соответствующие первоначальному своему архетипу. Это и практика «закрытых царских врат алтаря» на Литургии в Русской Церкви, это и «тайное» чтение молитв Литургии, благодаря чему народ остается практически за рамками служения Литургии. Этим и некоторым другим темам посвящено мое отдельное эссе «актуальные вопросы литургического благочестия», которое сейчас находится в работе, и после завершения оного я намерен ознакомить читателей с этой работой. Это и тема перевода богослужения на современный русский язык. Это и тема формирования приходского богослужебного устава. Все эти темы требуют обращения к источникам, к древней традиции. А потому раскрытие их «на ходу» в интервью чревато неадекватным восприятием читателем. Но, так как уже изначально шла речь именно о чем-то узко-современном, что так болезненно влияет на жизнь церковного народа, то я хотел бы обратиться к действительно новому вопросу. Точнее – к новой постановке вопроса о внутрицерковном существовании. Эта тема напрямую связана, во-первых, со всеми вышеназванными темами, а во-вторых, с вызовом извне – с вызовом протестантской экклезиологии (учения о Церкви) и светской социологией. Сейчас я имею в виду вопрос о форме существования Церкви в обществе: Будет ли это община или приход. Проблема вся в том, что «общину» противопоставили «приходу» впервые именно протестанты. Они заявили, что, мол, у вас, православных, нет «общения», а ваши «приходы» - это проходные дворы, куда попадают люди, часто не знакомые друг с другом. И вот многие православные священники увлеклись этой протестантской идеей (в которой, как увидим ниже, как всегда во всяком заблуждении, присутствовало здравое зерно). Действительно, вопрос формирования церковной жизни по общинному типу может быть поднят и в православии. Но, в таком случае, мы должны дать четкое определение понятиям «приход» и «община», базируясь на православном Предании и провести границу между протестантской экклезиологией и нашей, православной. Итак, поднятый вопрос – это вопрос соотношения двух моделей церковной жизни – прихода и общины. Развитием «общинного богословия» занялся у нас, в России, священник Георгий Кочетков. Он, в свою очередь, решил осуществить на практике некоторые умозрительные построения протопресвитера Николая Афанасьева (написанные тоже, кстати, не без серьезного влияния «франкско-протестантского антиклерикализма»). Отец Георгий ввел понятие «Евхаристической общины», но четкого определения ей так и не нашел. Для нас сейчас важно учесть, что в понятии «евхаристической общины», если давать ей точное и правильное определение, заложено очень много опасностей. К сожалению, этого сейчас многие не учитывают. - Каких опасностей? Давайте обратимся сначала к приходу. Что такое приход? Это храм со священником, куда приходит верующий народ для участия в богослужении, но у народа остается индивидуальная жизнь. Встреча с Богом происходит, встреча со Христом в таинстве Евхаристии – все это есть. Община же позволяет узнать друг друга, общаться больше друг с другом. Духовное общение позитивно, но я хотел бы обратить внимание на то, что Церковь даже вне общины остается Церковью, потому что мы не знаем греков православных, мы не знаем православных, которые живут, скажем, в Магадане. Общаясь евхаристически со Христом, мы все равно делаемся единым телом мистически со всеми православными. Я думаю, с этим согласятся даже самые ревностные сторонники «общинного» устройства церковной жизни. Т.о., приход сам по себе как единица не мешает существованию нормальной церковной жизни. А общинный модус приходской жизни ничего не прибавляет к сути, к природе Церкви. Он лишь ее по-своему, несколько иначе, выражает во вне себя. Я хотел бы очень четко разграничить два понятия – литургическое возрождение и становление духовной жизни общины. Потому что литургическое возрождение – гласное чтение молитв, отверстые царские врата, повышенная евхаристическая активность народа, понятное чтение Писания, хотя бы умеренная русификация. Многие священники произвольно русифицировали: «жизнь» вместо «живота», в «тот же час» вместо «абие», «укрепи» вместо «удовли». И это не мешало присутствию церковнославянского языка, но поясняло его. Т.е. частичная русификация богослужебного языка вместе со всем выше названным – все это может спокойно протекать в русле прихода. Более того, именно то, что очень часто (опять же, в основном, в общинах о. Георгия Кочеткова) происходит слияние литургического возрождения и «общины», в народе возникает недоверие к первому из-за протестантских корней второго. Что же такое община? Община предполагает то, что называется греческим словом «кинония», т.е. общение. Все участники общения вкладывают в него всё. Члены общины полностью в неё вкладываются. - Это Вы про монастырь говорите. Нет, не только (хотя монастырь – это в идеале именно община). Образ общины и образ прихода – в чем суть различий двух образов? У нас многие говорят сейчас об общине, но забывают, даже в византийскую эпоху общиной назывались только те приходы, где была полная прозрачность жизни. Образ общины взят из первых дней христианства после Пятидесятницы. Продавали имения, слагали к ногам апостолов – вот она, община. Другой модели общины быть в принципе не может. Почему? Понятие общины предполагает общение во всем. Вот почему, когда церкви пришлось перейти к приходской модели, она оставила общину за монастырем. В общине, в отличие от прихода, должна быть прозрачность жизни друг друга. Если мы вспомним первые христианские общины Малой Азии по воспоминаниям тех же мартирологов, по письмам древних святых – как они видели общинную жизнь, точнее, как они ее описывали, как она проходила? Публичная исповедь, т.е. открытость жизни человека. Публичное обсуждение разных возникающих вопросов. Но для того, чтобы до такого духовного общения дойти, нужен индивидуальный рост каждой отдельной личности. Не забывайте, что в наши приходы сейчас приходят и люди с травмированной психикой, и несостоятельные, и люди, которые сами не готовы на жертву, т.е. они готовы принимать пожертвования, но не готовы жертвовать ничем своим. Когда мы вводим их вглубь общины, мы открываемся им и ждем от них такой же открытости. Если они будут закрываться, будет конфликт в общине. Если мы будем отдавать им, это будет работа на износ, но не на спасение тех, кто не чувствует духа общины. - Мне кажется, что человек, который не чувствует духа общины, долго в ней не выдержит. Он сам оттуда уйдет, ему будет невыносимо. Об этом я и толкую. Но понимаете ли, этот человек, не найдя себя в общине, уйдет, скорее всего, из Церкви вовсе. Такие примеры мне известны. Но наша-то задача – оставить в Церкви даже самых «безнадежных», с точки зрения общества, лиц. Наша цель – не погубить и не оттолкнуть никого! Ни интеллигента, ни бомжа! Не все созданы для общины, некоторым – лучше быть в приходе, жить в нормальной приходской среде, имея больше индивидуальной автономности. Они будут ходить в храм, исповедоваться, причащаться, но их образ церковной жизни будет приходской. Община не должна создаваться искусственно. Нормальный приход при нормальном раскладе духовной жизни, при нормальном росте индивидуумов в этом приходе рано или поздно органически сам перерастет в общину. Это мой основной тезис. - Отец Феогност, а Вы лично видели такой приход, переросший в общину? Да, я встречал такие приходы, но это не сразу. Когда мы сразу говорим: «Вот, у нас создается община», - это не правильно. Создаваться может только приход с добрым пастырем, который будет создавать каждую отдельную личность. Важно помнить, что в основе Церкви лежит не то или иное устройство Церковной организации (т.е. социальный аспект), а дар благодати – быть Телом Христовым (т.е. мистический аспект). Община или приход – это всего-навсего две возможные формы внешнего устроения церковной жизни. При обеих формах существования Церкви Сама Церковь остается той же и неизменной, тождественной Самой Себе. - Но мне приходилось часто слышать, что одним из недостатков приходского способа устройства церковной жизни является то, что человеку некуда идти, а точнее – не к кому идти. И в итоге люди уходят в секты. У любого, подчеркиваю это, у любого способа устроения церковной жизни есть и свои минусы, и есть свои плюсы. Если человек приходит в храм для общения с людьми, то он не останется надолго в Церкви. Он будет все время искать «идеального человека» на земле, так и не поняв самого главного: вместо этой бессмысленной погони за утекающей рекой неидеального времени он мог бы познакомиться с единственным Идеальным Человеком – Христом! Если человек считает, что его тут должны встретить с розами и улыбками – он не туда попал. И если, не найдя общины, он ушел в секту, это говорит только о том, что он искал просто общество людей, а не Христа. Верующий человек, приходя в храм, даже если этот храм совсем пустой и в нем сидят две дряхлые старушки, не скажет, что он «не туда попал», потому что верующий человек знает, к Кому и зачем и куда он пришел. Основа Церкви – это не наше с вами общение, а общение каждой личности со Христом в Таинстве Евхаристии. И ни одна верующая душа не променяет Евхаристию ни на какое другое человеческое общение. Иными словами: основа Церкви – это Таинство (мистика) общения с Богом, а совместное существование членов Церкви в форме общины – это только одна из возможных форм церковной жизни. И те, кто по-настоящему полюбили Христа – не смогут променять радость Таинства Евхаристии на какое-либо иное общение. Важно ведь помнить, что и в самой Евхаристии у нас происходит друг с другом полноценное общение, но только не на социальном, а именно на мистическом, духовном уровне. Это общение полноценней любого иного общения. Это общение в молитве, в созерцании, в Тишине Присутствия Христова, общения в Теле Его. Это все - полнота, так как Сам Христос есть Полнота. Чего ж мы ищем еще, если нам дарована сама Полнота? - Может быть, не все это понимают и чувствуют… Если кто-то, придя в храм, этого не понимает и не чувствует, то этот человек совершенно никакого отношения к Православию не имеет, ведь Православие – это прежде всего, определенный мистический духовный опыт. Поймите, вот я сейчас говорю о тех вещах, которые каждый православный должен нутром без слов чувствовать. Ведь религия – это не система, а организм, а в организме члены Тела прежде всего онтологически чувствуют реальность тела и его, так сказать, дух. Если же кто-то претендует на статус православного человека, а не чувствует духа Тела Церкви, то какой же он православный? Знаете, когда я пришел в храм (а это было в конце весны 1990 г.), то меня тоже никто «не встретил» и «не объяснил» (о своем опыте прихода я скажу ниже). Но я как-то сразу с порога «ощутил» Присутствие Христа в жизни Церкви, и этого было для меня достаточно. - Но неужели же община вообще не нужна? Нужна. Но нужно не ставить телегу вперед лошади. У нас сейчас часто подчеркивается общинный характер Евхаристии, но при этом почему-то очень негативно относятся к опыту индивидуального освящения, который был все-таки воспринят церковью и в древние времена. Индивидуальное, личное и общинное не противопоставлялось. Только тот может быть здоровым членом ячейки, кто сам внутренне здрав. Община предполагает взаимное влияние друг на друга. Представьте, какое влияние на общину будут оказывать люди психически травмированные и т.д. - Я знаю, например, об общинах Жана Ванье, о которых Вы, наверное, слышали. Принцип построения его общин – вокруг инвалида, в т.ч. не только с физическими, но и с тяжелыми психическими отклонениями. Такие общины не обязательно вместе живут. Они могут встречаться вместе регулярно, поддерживать друг друга и т.д. Это целое движение такое. Мне трудно высказать свой определенный взгляд на эти общины, т.к. я не знаком с их опытом. Но ведь мы говорим не об общине, создаваемой по нравственному или этическому принципу. Мы говорим о евхаристической общине. А евхаристическая община предполагает осознание, что мы члены Единого Тела. Это осознание помогает раскрыться индивидуумам друг перед другом. В сегодняшней погоне за формированием общинности есть еще один нездоровый стимул. Ведь люди приходят к общинной жизни не просто после осознания того, что они члены Единого Тела Христова. Община христианская мыслится как ячейка здорового социума в больном социуме. Люди бегут от социума, который не может им предоставить нормальных человеческих отношений, они бегут в церковь. Что они ищут? Должна быть обратная перспектива при формировании общины: сначала – Христос, никого мне не надо! Ни пастырей, ни братьев и сестер, никого. Сначала – Христос. А потом я буду возрастать до того, чтобы принять этого брата во Христе. У нас же наоборот. Чаще встреча с человеком и потом – щелчок, разочарование в человеке и – «да пойду я из этой общины!». Этот нездоровый элемент очень часто полагается в основу формирования общинной жизни – встреча с человеком. Это то, с чего начинать очень опасно, и этот риск встречи с человеком представляет собой именно община, а приход – не представляет. - Но ведь человек может и открыть Христа другому. К чему мы, собственно, и призваны. Правильно. Но для этого мы с вами должны быть настолько духовными и святыми людьми, должны сиять таким светом, чтобы больной человек с израненной душой, с травмированной психикой, с несостоявшейся жизнью мог через нас увидеть Христа, а не случилось бы наоборот – чтобы мы Его не заслонили. Лично я, стоя у престола, священнодействуя, и то иногда боюсь заслонить Христа для человека приходящего. Человек приходит из мира, где общение основано на чем? В первую очередь на недоверии, на вечных оглядках и т.д. И вдруг его встречают с распростертыми объятиями, с доверием – он может воспринять это как фальшь, просто не поверить. Я разговаривал с одним полностью разочаровавшимся в жизни человеком, которого часто обманывали. Он был три раза женат, три жены его обманули. И он мне говорил: «А почему я должен верить, что Бог меня не обманет?». Но Бог вне мира людей грешных. А почему этот человек должен верить, что мы его не обманем? К вере в человека можно прийти только через живое общение со Христом. И пусть это общение будет в его внутренней пустыне, в его уголках души, в его уединении, в личном общении с Богом. Пусть он приходит в храм. Для таких людей приход является живым, естественным стартом, в котором они могут развиваться, духовно возрастать. Когда они достигнут такой зрелости, что смогут общаться с людьми, то приход будет плавно перерастать в общину. Община должна родиться из недр нормальной приходской жизни, а не искусственно создаться на базе прихода. - Я знаю, что вокруг настоятелей бывают иногда несколько близких ему людей, его близкий круг, который, наверное, в каком-то смысле можно назвать его духовной семьей, общиной. Они как раз отличаются от остальных прихожан тем, что берут ответственность за то, что делается в приходе, реально служат настоятелю опорой. Мне кажется, основное различие между общиной и приходом в том, что члены общины могут брать на себя реальную ответственность за церковь, в т.ч. за жизнь прихода. Вы говорите о внешней стороне – взять ответственность за приход, взять ответственность за храм. А я говорю об ответственности друг за друга, за личное общение, за само общение, за то, что мы предлагаем как общение. Поэтому я и говорю, что важно человека воспитать на Евхаристии. Пусть у него будет индивидуальная духовность, но пусть он в этой духовности зреет как член Тела Христова, созревает до духовного общения. Я в церкви уже 18 лет, и для меня не сразу общение было полезным. - Нужна была пустыня? Да, нужна была пустыня, потому что общение с благочестивым народом прихода, в который я попал, создало такие стереотипы духовной жизни, от которых потом пришлось отказываться. А ведь когда человек только приходит в Церковь, опыт благодати преображает его видение мира – это действительно чудо, дар Божий. Он все может видеть в розовых очках: «Да не может быть, чтобы этот человек, с которым я вместе служу Христу, был обманщиком, лжецом и лицемером». Когда человек только принял таинство крещения, миропомазания – по небу летаешь и каждое слово ловишь, чуть ли не как авторитет. А потом сталкиваешься с изменой, лицемерием, пороком, душа травмируется. Пока иммунитета на общение нет, пока человек не созрел в молитве, служении Богу, в чтении отцов, Писания, общинный образ жизни может быть опасен. - Каковы же, на Ваш взгляд, пути возрождения нашей церковной жизни? В чем была новизна христианского благочестия? Оно обращено к личности. Оно не обращено к массе. Массы входящих составляют общество церковное, но призыв всегда обращен не к народу, не к государству, а – к человеку. Если человек, придя в Церковь, будет иметь возможность церковно развиваться в русле святоотеческой традиции, духовной жизни, таинств, тогда каждая личность сможет приносить благой плод в жизни церкви. - Но если человек будет до такой степени зациклен на себя и на свой духовный рост, не получится ли, что приход будет воспитывать духовных эгоистов, занятых только собственным спасением? Да, как говорил свт. Иоанн Златоуст: «Тот не спасется сам, кто не хочет спасать других». Но все же Ваша постановка вопроса не совсем верна. Эгоизма не может быть в принципе, если человек правильно развивается в духовном русле. Если он развивает в себе верность святоотеческой традиции, Священному Писанию, то там он встречает именно идеалы любви. Именно поэтому я считаю, что приход органически сам потянется к общинной жизни. Нельзя приказать любить: «С этого дня ты должен организовать общину!» – нельзя так делать. Это будет механический подход. А в случае правильного воспитания души человек сам будет стремиться к общине. Он сам придет и спросит: чем я могу послужить? Так было и в моей жизни. Когда я еще отроком начал ходить в храм, первый мой вопрос был крестившему меня священнику: «Что мне теперь делать?» Он говорит: «Таинство совершилось, можешь идти домой». Я говорю: «Так нет, – а вот люди в храм идут, а можно мне пойти?» Он на меня посмотрел достаточно удивленно и говорит: «Ну, иди». И я пошел. Стал узнавать у людей: «Я только что крестился, что теперь делать?» Они говорят: «Завтра утром будет служба, приходи, можешь причаститься». Я ведь даже о причастии ничего не знал. - В каком году это было? Это было 26 мая 1990 г. Я пришел на следующий день на литургию, первый раз в жизни причастился. Радость духовная. И вот после этого я остался на всю жизнь в Церкви. Радость присутствия Господнего свидетельствовала мне о том, что я должен что-то делать, эта радость влекла меня к действию. Но если бы мне без этого духовного опыта сказали, что я должен что-то делать, да хоть один поклон положить – я не смог бы. А здесь сердце стремилось к чему-то. Я начал искать. Тогда еще было сложно найти Евангелие, только первые издания Священного Писания поступали в продажу в больших городах, да и то – в малом количестве. Начал читать Евангелие, читать жития святых, которым захотелось подражать. Вот Николай Чудотворец помогал бедным. Бедным я не могу помочь, а ближним, может быть, чем-то помогу. Так что важно, чтобы каждый человек органично развивался, это главное. Помоги Господи каждому возрастать в духе совершенства, любви и христианского благочестия. Пресс-служба епархии

Обновлен 14 окт 2012. Создан 13 окт 2012



Хостинг Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Восстановление храмов Православие.Ru ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU